en de fr es it
Заказать поминовение Внести пожертвование
← все проповеди

Приветственное слово настоятеля игумена Арсения (Мосалева) на научно-богословских чтениях к 295-летию прп. Паисия (Величковского)

26 ноября 2017 года настоятель игумен Арсений (Мосалев) принял участие в научно-богословских чтениях, посвященных 295-летию со дня рождения преподобного Паисия (Величковского), состоявшихся на подворье Оптиной пустыни в Санкт-Петербурге. Отец Настоятель обратился к собравшимся братии, гостям и прихожанам с приветственным словом.

 

Дорогие братья и сестры, уважаемые гости!

Рады приветствовать всех сегодня в стенах нашей обители, на подворье Оптиной пустыни!

Сегодня мы собрались в преддверии дня памяти преподобного Паисия (Величковского) — старца, переводчика, наставника православного монашества. Его святые молитвы пред Престолом Божиим да привлекут благодатную помощь всем участникам сегодняшних чтений!

Позволим вначале кратко вспомнить житие святого [1]. Он родился в 1722 году в Полтаве одиннадцатым ребёнком в священнической семье. Мальчика с раннего возраста начали учить грамоте, и он с детства с особенным вниманием читал книги Священного Писания, жития святых и их наставления. Учился в Киевской духовной семинарии, но, несмотря на прекрасные способности, не стал продолжать обучения. Решение своё он обосновывал тем, что хочет скорее принять монашество, не видит от учёбы пользы для души и не желает славы, достатка и телесного покоя в городском монастыре [2].

В семнадцать лет он начинает страннический путь по малороссийским обителям в поисках монашеского уединения и духовного наставника. Как писал впоследствии сам преподобный: «Когда я <…> с несказанной ревностью вышел из мiра <…>, не сподобился я в юности своей и в начале моего монашества увидеть у кого-либо хотя бы след правого и здравого рассуждения, совета и учения в духе  святых Отцов <…> Сначала я поступил в некий пустынный монастырь [3] <…> но не увидел я там и следа здравого наставления <…> Я, как овца без пастыря, остался никем не окормляемый, и начал скитаться там и сям, желая найти для своей души пользу, покой и окормление, и не обретал этого, пока не достиг небурного пристанища Святой Горы <…>. Но <…> не сподобившись желанного для души окормления, некоторое время я жил в кельи в мнимом уединении, и, положившись на Божий Промысл о своей бедной душе, начал понемногу внимательно читать отеческие книги <…>. И тогда меня, слепца, вразумил Господь, и я словно в зеркале увидел, как и каким образом надо было мне начинать моё бедное монашеское житие <…> И я понял, что моё бедное мнимое безмолвие — не моей меры <…> И недоумевал, где бы отдать себя в послушание? И много раз воздыхал я о нём и плакал, как дитя по умершей матери. <…> Не обретя его, я задумал идти в жизни по царскому пути: [подвизаться] с одним единомысленным и единодушным братом, вместо духовного отца иметь для себя Бога и учение святых Отцов…» [4].

Почти 20 лет [5] отец Паисий провёл на Афоне, сперва в уединении, а затем во главе постепенно возраставшего братства. На Святой Горе он принял монашеский постриг и, за послушание, священническое рукоположение. В своём братстве отцом Паисием было введено старчество и обязательное изучение святоотеческих творений.

Но внешние трудности [6] вынудили преподобного с братией покинуть Святую Гору. Принимается решение отправиться Молдовалахию [7], где в разные времена преподобный был настоятелем нескольких монастырей, в каждом из которых установил строгий порядок — «общежитие по чину Святой Горы, по уставам Василия Великого, Феодосия Великого и Феодора Студита». При этом, богослужение в его обителях совершалось как на церковнославянском, так и на румынском языках.

Преподобный Паисий своим примером и примером своего братства обновил древние основы иноческой жизни. Эти основы — молитва Иисусова и весь чин молитвенного подвига, аскетическое просвещение, общежитие и старческое руководство новоначальных с откровением помыслов. На этих основаниях и создано было его братство в несколько сот человек.

Последние годы жизни старец провёл в Нямецкой лавре, где завершил работу над составлением знаменитого и драгоценного творения «Добротолюбия» [8] — славянский свод текстов святых Отцов, опубликованный в конце XVIII века.

Ещё на Афоне святой начал труды по переводу древнего святоотеческого наследия с греческого языка на церковнославянский. Изучая аскетическую литературу, он обнаружил неточности и ошибки в славянских переводах, после чего у него возникла идея создать новые дословные переводы. Старец организовал настоящую монашескую школу, которая переводила и переписывала эти тексты. Сам старец, несмотря на свои годы и болезненность, показывал ученикам пример неутомимой деятельности: будучи весь день обременен духовными и хозяйственными делами монастыря, он проводил ночи за переводом и исправлением книг.

Несмотря на то что существует «Добротолюбие» в редакции святителя Феофана Затворника [9], труд Паисия Величковского является сборником текстов более близких к греческому оригиналу, даёт более точное понятие о мыслях святых Отцов. Преподобный Паисий перевел тексты ещё задолго до греческой [10] публикации «Добротолюбия» XVIII века.

«Добротолюбие», изданное отцом Паисием, стало первым доступным изданием святоотеческой мысли, восполнило оскудение духоносных книг в России. Переводы творений святых Отцов дали возможность узнать верный путь внутренней духовной жизни всем ищущим его. Путь этот во времена старца Паисия был во многом забыт.

Государственные гонения на монашество в XVIII веке, утеснения при Петре I и его преемниках, конфискация в 1764 году Екатериной II всех земельных монастырских имуществ, полная ликвидация многих монастырей — всё это приводило к упадку духовной жизни, временной эмиграции монашествующих из России в Малороссию, а затем и в православную Молдавию. Этот поток переселенцев и возглавил преподобный Паисий, воспитавший около себя целую дружину учеников. С течением времени, при сложившихся благоприятных условиях, ученики преподобного стали возвращаться на родину с этим драгоценным духовным капиталом и явились обновителями монашества по всей России. Все среднерусские обители были пронизаны монашеским движением, распространявшим «Добротолюбие» и «старчество». Влияние преподобного Паисия испытали на себе почти все русские подвижники XIX века [11].

В большей же степени с наследием святого Паисия связана Оптина пустынь. Первые оптинские старцы — преподобные Лев, Макарий, Моисей — были прямыми учениками учеников преподобного Паисия. В свою очередь, их учеником явился великий старец Амвросий Оптинский.

В середине XIX века в Оптиной пустыни началась работа [12] по подготовке к изданию святоотеческой литературы. Были собраны списки с паисьевских переводов, снова сверены с греческими оригиналами. Творения издавались отдельными книгами на славянском языке, издавались и в переводе на русский язык. Была разработана система русской аскетической терминологии. Оптинские переводчики и издатели [13] явились достойными продолжателями традиций школы преподобного Паисия.

Так, в Оптиной пустыни было выпущено впервые в свет «Житие и писания старца Паисия». Были изданы [14] почти все имевшиеся в монастыре рукописные переводы, сделанные преподобным. Например, известные широкому кругу читателей: «Лествица» преп. Иоанна Синайского, «Восторгнутые класы в пищу души», «Варсануфия и Иоанна руководство к духовной жизни» и многое другое.

Таким образом, кратко осветив жизненный путь преподобного Паисия, мы обозначили огромное влияние старца на возрождение духовной жизни в России.

На сегодняшний день благодаря открытию архивов возрождающихся монастырей, оцифровке их книжных собраний для широкого круга читателей, благодаря трудам учёных, палеографов, историков, хранителей рукописей, год за годом всё яснее и ярче становится образ преподобного Паисия (Величковского), так остро востребованный в наше духовно слабое время. Возможность с сердечным чувством вникать в благодатные глубины его святой личности и творений как обычным читателям, так и самим участникам этих трудов даёт бесценный опыт приобщения к святоотеческой мысли.

Очень важно, что в последние 20 лет наблюдается подъём академических трудов по богословию, которые дополняют направление «Добротолюбия» научными исследованиями на очень высоком уровне.

Ведётся совместная работа нашего монастыря (подворья) и круга учёных, под руководством Петра Борисовича Жгуна, по подготовке к публикации полного корпуса славянских переводов филокалических текстов преподобного Паисия. Поскольку при издании в конце XVIII века справщиками было произведено упрощение перевода и даже некоторое сокращение, планируемое издание «Добротолюбия», важнейшего памятника духовно-литературной деятельности преподобного Паисия, очень актуально и представляет из себя важнейшее звено в подготовке к 300-летию со дня рождения старца.  

 


[1] Годы жизни старца: 21 декабря 1722, Полтава — 26 ноября 1794, Нямецкий монастырь. Канонизирован 6 июня 1988 года.

[2] См.: Повесть о святом соборе (Автобиография прп. Паисия Величковского) // Преподобный Паисий Величковский. Житие и избранные творения. Серпухов, 2016. С. 35–37.

[3]  Медведовский монастырь свт. Николая Киевской митрополии. См.: Там же. С. 81–84.

[4] Первое послание иерею Димитрию. См.: Там же. С. 407–409.

[5] 1746–1763 гг.

[6] Турция предполагала установить на его братство дань, как и на другие святогорские монастыри. См. Там же. С. 411.

[7] Ныне территория Румынии.

[8]  Впервые опубликовано в 1793 году. См.: Добротолюбие // Православная энциклопедия. М., 2007. Т. XV. С. 491–512.

[9] Первый том впервые опубликован в 1877 году.

[10] Опубликовано в Венеции в 1782 году.

[11] Прп. Серафим Саровский получил благословение на уход в Саров от старца-затворника Досифея, который духовно был связан с обителью о. Паисия; «Добротолюбие» было настольной книгой старца Серафима. В России через учеников, духовных преемников и единомышленников прп. Паисия исихастские традиции старчества и умного делания продолжили более ста обителей, в их числе такие крупные духовные центры, как Троице-Сергиева лавра и ее Гефсиманский скит, Александро-Невская лавра, Александро-Свирский монастырь, Соловецкий и Валаамский монастыри, Кирилло-Новоезерский, Сретенский, Симонов, Новоспасский, Николаевский Песношский, Свенский монастыри, Оптина и Глинская пустыни, пустыни Площанская, Белобережская, Флорищева и Софрониева. С паисиевским преемством и его духовной школой напрямую связано рославльское отшельничество, см.: Петр (Пиголь), игум. Преп. Паисий Величковский и исихастская традиция. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Petr_Pigol/prepodobnyj-paisij-velichkovskij-i-isihastskaja-traditsija/; а также см. Четвериков С., прот. Молдавский старец Паисий Величковский: Его жизнь, учение и влияние на православное монашество. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Sergij_Chetverikov/moldavskij-starets-paisij-velichkovskij/ и др.

[12]  Под руководством старца Макария Оптинского.

[13]  Монашествующие — прп. Амвросий, иером./архим. Леонид (Кавелин), иером./архиеп. Ювеналий (Половцев), иером. Климент (Зедергольм); светские — Иван и Наталия Киреевские, С. В. Шевырёв, М.П. Погодин, М. А. Максимович и др.; об этом см. Каширина В. В. Литературное наследие Оптиной пустыни. М., 2006 и др.

[14] При ближайшем участии Ивана Киреевского, с помощью профессоров Московского университета С.В. Шевырёва и Московской Духовной Академии Ф. А. Голубинского, по благословению и при содействии свт. Филарета Московского.

Игумен Арсений (Мосалев)