en de fr es it
Заказать поминовение Внести пожертвование
← все проповеди

Проповедь в Неделю 29-ю по Пятидесятнице, по Рождестве Христовом. Память прмч. Исаакия II Оптинского (1938)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Как долго он там не был, всё откладывал, поначалу даже быть не хотел, но а теперь откладывать уже некуда, потому что завтра для него уже не наступит никогда.

И что такое для нас с вами, для любого человека 40, 50, 60 лет жизни? А закроешь глаза и как будто ты снова молодой и совсем-совсем юный, и все стоят перед тобой: те, кто давно ушёл, — все как живые. Они и есть живые... И видишь мать, и видишь сельскую школу, в которую ходил, и свою самую первую сельскую церковь, и все они стоят перед тобой… Как их забыть?

И отца своего помнишь, который тебя за руку в 19 лет привёл к воротам монастыря и сказал: «Вот сынок, это — Оптина, и здесь, дай Бог, нам с тобой жить и здесь, дай Бог, умереть». И отец, конечно, был прав: там он и жил, там он и умер. Но только он. А Ивану предстоял совсем другой путь.

Когда его увидел блаженный Василий, то схватил за руку и сквозь народ, сквозь богомольцев привёл его к самому батюшке Амвросию и сказал: «Поклонитесь в ножки ему, это будет последний оптинский архимандрит». И по дороге в трапезную блаженный Василий призывал богомольцев: «Поклонитесь последнему оптинскому архимандриту!». И казалось это таким нереальным, таким фантастичным, что сам Иван говорил: «Архимандритство — это совсем не для меня». Молодой послушник настолько был скромным, незлобивым, настолько был погружен в себя, в молитву, что в течение 13 лет никто не спохватились, что он не был в штате монастыря. Никому не напоминал о себе, не искал ни славы, ни заслуг, ни наград. Ещё более несбыточными казались слова блаженного Василия, также обращённые Ивану: «Тебя казнят».

Но настоятелем он стал в 1914 году. Из 40 лет, проживших им в Оптиной пустыни, 10 лет батюшка Исаакий будет настоятельствовать. Это будет самое тяжёлое время не только для Оптиной, не только для него, как настоятеля, но и для всей страны, и всей Европы: Первая мировая война, потом Октябрьский переворот. Потом через три месяца после Октябрьского переворота адская власть не могла смириться с тем, что рядом с ней находилась святыня, и Оптину закрыли.

И ещё до 23-го года ещё как-то они существовали под видом сельхозартели, а потом у них полностью отобрали монастырь и передали Главнауке. И вот тогда начались для них испытания. Для них, тех последних монахов, иеромонахов и архимандритов, и для него, последнего настоятеля — архимандрита Исаакия.

В 1929 году он впервые будет арестован. В 1938-м 100 человек по их делу были расстреляны, а затем подобрали ещё двадцать. Вот он и был в числе двадцати.

Оглядываясь на его путь, на путь потерь, на то, что всё в этой жизни ему приходилось оставлять и терять, хочется просто, по-человечески, сказать батюшке Исаакию из нашего времени, из наших дней. Оптина — открыта. И сейчас в Оптиной пустыни всё так, как Вы хотели, — все старцы прославлены, их мощи находятся в церкви, кроме Вас.

И Вы в числе старцев прославлены, и мы Вас помним, но Вас уже не найти никогда… В той общей могиле на полторы тысячи человек, где похоронены, свалены все: и бывшие чиновники, и красные разбойники, и священники, и монахи, и простые люди — Вас уже не найти, среди всех косточек и прострелянных черепов.

Но думаю, что старец Исаакий тогда, перед мученической смертью, получил утешение гораздо высшее и лучшее, чем наше почитание.

Приговор им вынесли за 8 дней до дня смерти, а потом какой-то сбой произошёл в чиновничьей машине. И всё-таки батюшка дождался, он встретил своё последнее Рождество Христово. Уж, конечно, служить ему не позволили; конечно, праздновать и трапезничать тоже ему не дали.

Но какое это было Рождество!.. Последний день жизни…

И ещё мне кажется, что не только этот чудесный случай является его главным утешением — позволю предположить, что, когда он был на пороге смерти, то Сам Господь его встретил и сказал батюшке: «В этой земной жизни ты только терял: людей, соратников, сомолитвенников, монастырь, управление — всё, что только мог потерять, ради того, чтобы найти Меня». Уверен, что Господь ему так сказал и обнял Старца. Аминь.

В публикации использованы фото с сайта optina.ru 

Иерей Александр Назин