en de fr es it
Заказать поминовение Внести пожертвование
← все проповеди

Проповедь в Неделю 33-ю по Пятидесятнице, по Рождестве Христовом

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.

Дорогие отцы, братия и сестры, в сегодняшнем евангельском чтении (Мф. 2:13–23) мы можем наблюдать два разных человеческих сердца: сердце, готовое принять волю Божию, и сердце ожесточенное, не имеющее любви, сердце, к которому невозможно какими-либо Божиими способами достучаться.

Речь идёт о сердце праведного Иосифа, Обручника Приснодевы Марии, и сердце царя Ирода.

Вскоре после Рождества праведному Иосифу было явлено во сне повеление от ангела. Ангел повелел ему увести Пресвятую Деву Марию с Младенцем в Египет, в ту страну ожесточения, которая считалась у израильтян страной нечестивой, но именно из этой страны должен был быть призван Христос, по пророчеству. И праведный Иосиф воспринял это повеление как волю Божию и решился без промедления идти, несмотря на то что путь через пустыню — это нелёгких путь: 40–50 градусов жары, около 17 мм осадков в год, — но он отправился, не задумываясь, в путешествие с Приснодевой Марией и с Младенцем.

Как пишут святые отцы, здесь показывается немощь человеческой Плоти Господа нашего Иисуса Христа, которую Сам Бог вручает в руки старца Иосифа и его семейства, вручает в руки человеческие Свою Божественную и вместе с тем человеческую природу. Праведный Иосиф опекал семейство всё это время. Известно, что, когда он под видом супружества, дабы хранить девство Марии и заботиться о Ней, принял к себе Деву Марию в дом, ему было около 80 лет, а почил он около ста лет. Практически около 20 лет в таком преклонном возрасте он заботился о семействе, будучи плотником, питал его своими праведными трудами, но самое главное, что поражает, — это его сердце, открытое для Бога, его послушание воле Божией: он с любовью воздавал Деве Марии великую честь, как Господней Деве, и служил Ей с благоговением и страхом, как Матери Спасителя.

Другое сердце — это сердце царя Ирода, сердце горделивое, властное, сердце человека, купившего кровью царский престол. Казалось бы, и он делает для Бога великое дело, как мы знаем, именно во время правления Ирода восстанавливается храм Соломонов во всём величии, но при этом Ирод славит не Бога, а прославляет самого себя: строит с той единственной целью, чтобы в веках стоял великий храм, построенный и восстановленный им, а его имя славилось. Отметим, что царь был достаточно в преклонных годах, ему тоже было за 70 лет, примерно, как Иосифу. Но в то же время, когда к Ироду приходят волхвы с вестью о рождающемся Господе нашем, он призывает себе всех учёных и священников и спрашивает о рождении Христа, и получает ответ, что да, действительно в Вифлееме должен родиться Царь, должен родиться Спаситель. И, казалось бы, Младенец только родился, чем он угрожает его власти? Но царь ожесточается и готов преследовать Его, а, узнав, что по промыслу Божиему волхвы отошли по другому пути, сердце его ожесточается ещё больше, и Ирод готов на страшные казни — он уничтожает в Вифлееме и близ этого селения всех младенцев младше двух лет.

Вот оно, сердце жестокое, не принимающее воли Божией, не думающее о том, что есть Господь Вседержитель и будет наказание, сердце, привыкшее полностью упиваться славой, нечестием, плотскими утехами. Это сердце ненавидит, на самом деле, Самого Бога так же, как ненавидело Бога и не принимало Бога сердце Фараона при пророке Моисее. Сколько наказаний было попущено египтянам и только на последнем, когда погиб сын Фараона, вместе со всеми первенцами египетскими, тогда его сердце немного умягчилось и отпустило народ израильский, но не надолго, как мы знаем, по повелению Фараона воины на колесницах погнались за израильтянами и были погребены Чермным морем, а народ израильский был спасён: море расступилось по повелению Моисея ради его народа и сомкнулось над фараонскими колесницами.

Господь стучится и в наши сердца. Он посылает нам когда-то маленькие скорби, а если мы не слышим, то какие-то памятования о Себе посылает или попускает нам где-то скорбь на работе, дома, где-то болезни. Но сердца наши подчас остаются такими же ожесточёнными, сухими, немирными...

Надо, чтобы наши сердца были готовы принять те знаки, которые посылает Бог. Ведь Господь нашу свободную волю никогда не затрагивает, выбор всегда за нами: с Богом мы или нет. Он лишь подталкивает нас какими-то внешними проявлениями задумываться о Его присутствии, о бренности этой жизни. И, конечно, хорошо, когда мы слышим вот эти мельчайшие «постукивания» или «знаки» от Господа, когда Он касается нашего сердца, и мы, внимая Его евангельским заповедям, творим волю Божию во всяком деле, глубоко проникая в божественные слова Спасителя, — нам более ничего не требуется.

Тогда всё, что Господь будет посылать нам или попускать, мы будем воспринимать уже совсем другим сердцем. Терпеливо перенесёнными испытаниями мы подтверждаем свою верность, верность нашего сердца Богу и Его заповедям. И наоборот, мы будем чувствовать, что мы далеки от Бога, мы ещё не готовы полностью слушать Его святую волю, когда будем сокрушаться, ожесточаться, унывать...

Жертва Богу дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно, как сказано, Бог не уничижит (Пс. 50:19); раз не уничижит, значит, послушает, поможет и, несомненно, изменит к лучшему. Поэтому будем внимательны к тем знакам, которые Господь нам посылает, и пусть это приведёт нас от меры к мере ко спасению. Аминь.

Иеромонах Амвросий (Пархетов)