en de fr es it
Заказать поминовение Внести пожертвование
← все проповеди

Проповедь в Неделю 5-ю по Пасхе, о самаряныне

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.

Я хотел бы поговорить с вами не о женщине, не о самарянке, ради которой мы сегодня с вами собрались, но о том, кто установил праздновать её память в пятое воскресенье по Пасхе, встречу её с Господом.

Этого человека звали преподобный Иосиф Песнописец, гимнограф. После него осталось больше 300 канонов. Мы сейчас с вами, когда читаем свое правило или готовимся к Причастию, читаем каноны, нам кажется: «Ну вот — канон, ну что же в нем сложного?» На самом деле, изначально тот жанр церковного творчества, который называется сейчас каноном, был гораздо больше и гораздо глубже. Он пришел на смену кондаку, мастером которого был Роман Сладкопевец. Канон был более жесткий, более ограниченный и был привязан к Песням Священного Писания.

Всего в Ветхом Завете 11 песен, в наше богослужение вошли 9 песней, и творчество канона связано с этими 9-ю песнями. Когда ты хочешь написать канон, напиши связующее песнопение, которое называется «ирмос», — как говорят святые отцы, которое будет заключать смысл той библейской песни с памятью того святого или того события, которое ты хочешь исполнить. Поэтому, когда мы с вами читаем первую песнь святому, память того святого — свт. Николая или вмц. Варвары — первая песнь, в идеале, мысленно должна быть связана с переходом евреев через Чермное море, потому что первая песнь — это песнь хвалы, после того как войско фараона было потоплено. Третья песнь — песнь пророчицы Анны, четвертая — пророка Аввакума и так далее. Это не так просто связать память сегодняшнего святого, которому посвящается канон, с теми библейскими событиями, которые освещаются в Песнях Священного Писания.

Но это еще не все, была техническая сложность: надо было ориентироваться на связующее песнопение — ирмос; и те последующие тропари в каноне должны иметь столько слов, столько знаков, столько ударений, сколько в ирмосе.

Преподобный Иосиф [1] написал больше 300 канонов. Более того, он писал каноны так, что первые буквы у каждого ирмоса с 1-й песни по 9-ю и у каждого тропаря составляли слова и фразы, например: «Шестое приношу для Николая моление» или «Девятое для Николая предстание». Он написал почти все, используемые в нашем богослужении, каноны: Пресвятой Богородице, святителю Николаю, Иоанну Предтече и предпразднества многих праздников. Его Триодь — тот сборник, по которому служат в Великом посту и в период от Пасхи до Пятидесятницы, была втрое больше нынешней Триоди. Очень много его канонов исчезли или не переведены и ждут человека, который наконец-то до них дойдет.

Вспомним про его жизнь, то, как он ее прожил: родившись на Сицилии, он был вынужден в юношеском возрасте (когда Сицилия попала под власть врага) бежать, скитаться, прятаться; и с большим трудом, спустя многие годы, он добрался до Константинополя, там принял монашество, но в это же самое время кесарь Лев Армянин впал в иконоборческую ересь, и опять он был вынужден скрываться и жить в подземельях, попадал в плен к пиратам, и только под самую глубокую старость вернулся в Константинополь.

У него не было ни печатной машинки, ни бумаги, ни шариковой ручки, как можно было успеть написать так много сложных по структуре произведений? Кто ему дал такую силу? Как он удержал это? Тут живешь — и вроде не в плену, и руки никто не связывает, достаточно образован и ничего не выходит. А человек, который всю жизнь скитался, прятался, который на самом деле боялся, часто боялся за свою жизнь, и был так крепок, такая на нем была изливающаяся благодать Христова.

Но даже оправдываясь нашей с вами занятостью, хотя бы всмотримся в сегодняшний день: именно его Триодь впервые появилась в службе по воскресным дням по Пасхе. Понятно, второе воскресенье — Фомина неделя, это уверение апостолов и всех нас. Следующее воскресенье — это поклон, низкий поклон любви и верности женщинам, мироносицам, а также Иосифу и Никодиму, которые до самой смерти были верными Господу и Его заповедям.

А потом, я не понимаю, почему потом — «о расслабленном» (Ин. 5, 1–15.), почему сегодня — «самарянка» (Ин. 4, 5–42.) и почему следующее воскресенье «о слепом» (Ин. 9, 1–38)?

Разве было всего три случая чудес, которые совершил Господь? И даже в Евангелии от Иоанна Богослова, которое читается в этот период, чудес было намного больше. Мало ли было примеров великодушия и милосердия Господа? Нет, примеров было много. Эти трое — почему?  Зачем? Что хочет нам сказать прп. Иосиф?

Он творил — замечательно, его слова, как песня, просто ложатся на душу, я очень вам советую, если удастся, хотя бы один раз, почитайте! «Сокрушение души моея исцели, и грехов бремя разреши, и паче надежды спаси мя молитвами твоими, блаженне Предтече» [2]. Ведь замечательно! Это прямо как стихи, даже перевод на русский язык не испортил поэтики слога.

Мы не достигли праведности прп. Иосифа Песнописца, до понимания его стихов, до его творчества, но хотя бы вдумаемся в то, что хотел он нам этим сказать?

Господь приходит, Господь ищет и находит трех людей. Им плохо, они совсем сбились с пути. Самарянка сегодняшняя, для которой этот брак был уже шестым по счету, она была не лучше даже, чем парализованный, чем слепой, потому что в духовном плане это та же самая болезнь.

Господь ищет их, и Господь к ним приходит. Среди множества других он находит именно этих — им без него точно не выжить, уже точно не подняться, уже точно не исцелиться... Господь к ним приходит, и как они отзываются? Как отозвался расслабленный? Пошел и тут же предал, тут же, не раздумывая, только узнал имя и пошел к врагам и сказал: «меня исцелил Христос».

Совсем по-другому поступает самарянка. Посмотрите, как Господь сделал все, чтобы она Его услышала, чтобы ей никто не помешал: ученики отправляются за едой, она у колодца, время — 6-й час, в такую пору самая жара, и Господь издали начинает с ней говорить, какие струны в ее душе Он затронул, чтобы она отозвалась? И как отозвалась: пошла тут же в город и пошла для того, чтобы поделиться своей радостью.

И каков будет слепой? Он вообще не видел ни одного солнечного дня в своей жизни, и вот он уже был последователем, он будет защищать Христа, он будет исповедовать Его перед врагами.

Каждому из нас в жизни является Господь, Он ищет нас, и то, что мы здесь говорит о том, что Господь нас нашел.

Но будем помнить и то, что среди ближайших учеников был Иуда и что разбойник первым вошел в рай, и потому каждый день своей жизни, каждый поступок в своей жизни будем соотносить с тем, кто мы сейчас и каковы мы перед Господом. Этого можно не делать по естеству, потому что мы человеки, но если мы хотим быть христианами, то это делать надо. Аминь.

 


[1] День памяти 17 апреля.

[2] 6-я песнь канона прор. Иоанну Предтече.

Священник Александр Назин